Sunday, 05 July 2020

Письма в редакцию

Мир после Пандемии (продолжение)
Европа начинает открывать границы, пока только внутри себя. Появились надежды ухватить  кусок от изрядно пострадавшего туристического сезона. Понятно, в  сфере туризма работают десятки миллионов человек. Благосостояние огромного количества европейцев зиждется на интересе людей к достопримечательностям стран, входящих в европейское сообщество. И вирус, действительно, вроде бы отступает. Глядя на них, начинают снимать ограничения и те страны, где эпидемия еще в самом разгаре. Похоже, что приоритеты меняются - остановка экономики уже привела к массовой безработице и повсеместному падению общественного производства. Наступают тяжелые времена, последствия которых будут сказываться еще очень долго. В этой, прямо нужно сказать катастрофе, присутствовало много странного. Действительно, до сих пор нет достоверной информации о происхождении вируса. Медицинское сообщество почти единогласно убеждает нас в том, что он естественного происхождения, а все странные совпадения с многолетними научными разработками по его созданию и адаптации к человеческому организму - это так , случайность. Возможно, и случайность, но "если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это , вероятно, и есть утка". Да  и,  если совпадений больше, чем одно, то, наверное, они не случайны. Этот вопрос имеет большое значение для прогнозирования нашего будущего. Если вирус является искусственным созданием и не прошел естественный эволюционный отбор, то срок жизни его невелик, он будет очень быстро мутировать, стареть с человеческой точки зрения, и в скором времени исчезнет, или сохранится в незначительном количестве, недостаточном для достижения эпидемиологического порога. Правда, и вакцину от него будет сделать невозможно. Впрочем, она и не понадобится. А,  обратите внимание, что от начала эпидемии в каждой стране, до ее фактического прекращения, до сих пор проходило примерно одинаковое время, независимо от уровня внутренних карантинных мер (что то около 3-х месяцев). Между тем, незаангажированные  европейские медики уже сейчас отмечают значительное снижение летальности у заболевших именно к концу этого периода. Похоже, не правда ли?  Однако, если этот вирус "дикий", то он просто так не исчезнет, хотя вакцину тогда разработают быстро. Что тут для человечества лучше, а что хуже, - не берусь судить. По моему, одинаково плохо. Другой странностью, является наша психологическая неподготовленность к пандемии, самозабвенное раздувание паники средствами массовой информации, появление своеобразной моды на это заболевание. И, действительно: сколько политиков, артистов, известных людей, - отметились здесь . Это сразу прибавляло количество сторонников, воодушевляло последователей. Все ли они действительно болели? Ну, да Б-г им судья. В то же время, как и в любой форме общественной жизни, сразу же появились и скептики, не поверившие в реальность заболевания, и упорно стоявшие на своем. Впрочем , болели как верившие, так и не верившие.
Странным является и то, что в период эпидемии не обнаружилось действенных лекарств. Как же так? Столько лет с этим вирусом работали, а лекарств не создали? Или создали? С этим стоит разобраться. Ну, ладно, а как быть с почти молниеносным распространением этого заболевания по планете? Даже в самых "глухих" углах, даже в джунглях Амазонки, даже на уединенных островах и в малочисленных племенах Африки? Будем надеяться, потомки разберутся, если будут потомки, конечно... Потому что все это уж очень напоминает войну всех против всех.Надеюсь, что здесь я ошибаюсь, однако должны же мы все таки думать не только о приятных ощущениях, связанных с инстинктом размножения, но и о сохранении вида Homo sapiens. Что для этого нужно? Нам нужна совершенно новая система здравоохранения, направленная на повышение уровня общественного  здоровья. Все вирусологические работы и исследования должны быть поставлены под общественный контроль и вестись в интересах общества. Здесь не должно быть никаких частных интересов, только интересы всего человеческого сообщества. Соответственно, должно распределяться и финансирование. Где сейчас все наши высшие международные органы управления? "Нету их, и все разрешено". Больше всех в пандемии пострадали самые большие, самые сильные, самые технологически развитые государства: США, Китай, страны Евросоюза, Россия, Бразилия. Разве это не повод, создать новую структуру общественного здоровья, единую во всем мире и на всех уровнях управления; сконцентрировать людские, материальные и интеллектуальные ресурсы, разработать новые протоколы лечения опасных заболеваний, взять под контроль качество лечения и сохранения Человека. Все национальные системы здравоохранения должны стать звеньями единого механизма, независимо от источников финансирования. Политики, люди, управляющие нашей политической системой, Ау! Где вы? Вот вам глобальная задача, тема для ваших избирательных программ. Это важнее наших текущих забот, и пусть не сразу, но приведет к желаемому результату.
 
Borys Fynkelshteyn, Barcelona, 06.2020y

Мир после Пандемии
Сегодня, 25-го мая - первый день перехода в Барселоне от " жесткого" карантина к более мягкому 1-му этапу. Их еще будет 3, пока жизнь
войдет в знакомые рамки при хорошем развитии событий. А пока - мир без людей.
Там, где ранее кипела жизнь, теперь только редкие прохожие в защитных масках, тщательно обходящие друг друга. Человек наконец то понял, что главная
зараза именно от него.
Все тоже, но без людей. Почему такой страх? Ведь смертельные эпидемии встречались и ранее неоднократно в нашей истории. Но храмы при этом
не закрывались. Возможно, проблема с верой в жизнь вечную? Даже церковь, даже она...
Сейчас многие задумываются над тем, каким будет мир после Пандемии, и будет ли он? Ответить сложно, но наверное, он будет другой. Возможно, эта пауза
была нужна для понимания своего места в мире. Пока мы только разрушали этот мир в своих узких интересах. Может быть, вирус  это ответ природы. Кто знает, сколько у нее таких "ответов"?
Вы задумывались над таким простым предположением, что наша цивилизация не первая в человеческой истории. Ведь ей только чуть более 5 тыс лет. А сколько времени существует человек? От 100 до 300 тыс лет. И у него нет ни когтей, ни зубов, ни шерсти. Он зависит от искусственной среды и создаваемых им орудий.Значит эволюция давно убрала это все, как ненужное. Или он не продукт эволюции?
Как все таки хрупок человеческий мир? Мы самонадеянно беремся поворачивать реки и изменять климат, но не можем противостоять даже небольшим изменениям внешней среды. А не увлеклись ли мы ? Нужно пересмотреть ценности. Мир потребления должен уйти. Это был тупик. Но, вот он выход. Нужно всмотреться в себя. Вот сейчас - лекарства нет, но погибают ведь не все. Потому, что мы имеем внутренние силы, нереализованные возможности. Каждый человек - это действительно целый мир, точнее даже множество миров. И с вирусами, и с микробами  мы давно научились существовать в равновесии. Вот где резервы развития. И в микромире, и в макромире; и внутри, и вне себя.
Б-г создал человека по образу и подобию своему, но создавая в свою очередь искусственный интеллект, человек пытается  "отплатить" ему тем же. В центре будущего мира должен находиться человек, его внутренний мир, его коммуникативные возможности. Это, если мы правильно поймем сигнал. А если неправильно, то он повторится в том, или ином виде. Это вопрос выживаемости  и потому не стоит ошибаться.

До и после. 
Это разные ипостаси, но что то в них есть и общее.
Это мы с вами, если повезет... 
Хотелось бы ласки и заботы, но от кого мы такого отношения ждем? От медиков? Их самих нужно защищать. Только как и от кого? От политиков? 
Как говорила одна моя одесская родственница: "Не смешите меня".  
Самим нужно подумать о себе.
А так как "о себе" - это в период смертельно опасной эпидемии означает "о всем человечестве", то и подумать нужно всем. Редкий случай, когда у нас общий враг, и это не мы сами. 
Раньше я думал, что у человечества существует достаточно мощная система здравоохранения, медицинская наука, система управления этим  как на национальном уровне, так в глобальном масштабе в виде ВОЗ. Сейчас я так не думаю. Эпидемия распространяется с декабря 2019 года, уже 5 месяцев прошло. А что нам за это время порекомендовали все эти "органы" вместе взятые: защитные маски, социальную дистанцию и... мыть руки. И честно пишут: специфических лекарств нет, прививок нет, лечите, как получится, то есть симптоматически.  А главное — карантин. Кто не в курсе, слово «карантин» произошло от итальянского  «куарента», в переводе - «сорок». Значит, через сорок дней все, кому суждено, умрут, а  кому не суждено, выживут. Пресловутый карантин разрушил экономику, оставил миллиарды людей без работы, но эпидемию не прекратил. Сейчас все с трепетом ждут второй волны. 
Почему же все так плохо? Мы  что ничего не знали? Да почему же - давно предполагали. Откройте любую фильмотеку, там столько фильмов про будущую эпидемию. Значит, догадывались? Почему же не делали ничего или слишком мало? А нам собственные раздоры ближе, чем здоровье всего человечества. Плохо это может закончиться.
Чувствую я, такой ответ природы может быть далеко не последним. Все мы знаем, что наша политическая система, по крайней мере та ее часть, которая называет себя демократической, создала три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную, формально независимые  друг от друга. Впрочем, чем власть авторитарней, тем они  более зависимы от этой самой власти. Думаю, что нам нужно окончательно распроститься с иллюзиями по поводу их возможностей защитить нас от этой и будущих эпидемий. Нужно создать реальную 4-ю власть - Глобальное здравоохранение, и обеспечить ее  полную независимость от политиков. Политики  ведь тоже люди и даже болеют иногда, не только для повышения собственного имиджа. ВОЗ для этого не годится, она даже правильной статистики представить не может. Кроме того, она слишком зависима,  не самостоятельна, превратилась в бюрократическую структуру. Роль ее в отражении атаки вируса COVID -19 была абсолютна несоразмерна затратам на  содержание.  
Думаю, нужно спросить всех и каждого. Мы все создаем наш человеческий мир и имеем право на жизнь. Мы не только каждый сам по себе, мы не только страны, нации, города и деревни. Мы люди, человечество. У нас  должен быть коллективный инстинкт самосохранения, иначе мы исчезнем, как исчезали до нас многие виды живого.
Мы думали, что основные проблемы - загрязнение и потепление, но проблем оказалось гораздо больше.
Нет, никого не нужно будет загонять силком в эту организацию, или ассоциацию, или уж как назовут в будущем, - все сугубо добровольно, но в будущем , возможно, тех других (кто не захочет) и физически не сохранится. Это все должны понять совершенно ясно.  
Если мы начнем отчислять на будущую жизнь хотя бы столько, сколько мы отчисляли на будущую смерть( военные расходы), то мы и проживем дольше, и будем богаче, уж поверьте мне...
А  вы как думаете?

Борис Финкельштейн